Анна Крол «Сказка о женском здоровье»

Предисловие
Оглавление
Информация
Проект РП
Форум
Фильмы и книги для скачивания
Растения
Обучение
Творчество
Наше дело
Ссылки
Пишите нам



 
 
Сады Родины - גני
מולדת

Сказка о женском здоровье

Полчаса ожидания в очереди – и я на приеме у врача. Врач внимательно смотрит результаты моих анализов.

- Знаете, похоже, вам надо делать операцию

Мое лицо ощутимо мрачнеет.

Ничего, операция несложная, от нее еще никто не умирал.

- Всегда с кого-нибудь начинается! – думаю я .

Врач на всякий случай отправляет меня на ультразвук и еще на парочку анализов и назначает прием через две недели.

Я так же мрачно плетусь домой и звоню подруге.

Она терпеливо выслушивает мое нытье и говорит:

«Кажется, я могу тебе помочь… Поехали к бабке в деревню».

- К какой бабке?

- Да есть у меня одна… знакомая…целительством занимается.

Не что б я верю в бабок. Но выбора нет…

200 км на машине подруги от Москвы – и мы в нужной деревне. Хорошо, осень начинается, желтые листья кругом. Тихо, свежий воздух. Благодать! Я уже забыла в столичной круговерти, что такое бывает.

Стучимся в дом – калитка открыта, собаки не видно.

Из дома выходит женщина лет 60 – красавица! Коса короной уложена вокруг головы, платье синее в белый горошек, глаза улыбаются.

- Ничего себе бабка! – думаю я.

-Светочка Ивановна! – представляется бабка.

Или просто Света.

Пойдемте чай пить.

В доме полутемно, пахнет деревом и какими-то травами. Света молчит, потом вовсе наливает нам чаю и куда-то уходит.

Я толкаю подругу в бок и говорю: «да она моложе нас с тобой! Вон как улыбается. Сколько ей лет, интересно?»

Подруга страшным шепотом шепчет «300!».

Я смеюсь… Светочка Ивановна возвращается с пучком тысячелистника и толстенной книгой.

На обложке надпись: «Книга судеб».

Ничего себе! Я уважительно гляжу на книгу – явно старинную, века 19 – сейчас, увы, таких не делают толстых фолиантов в кожаном переплете.

Сейчас я тебе погадаю – говорит Светочка. Открывает книгу и читает: «Стойкость к счастью. Благоприятен брод через великую реку.»

- Ну, замечательно. Не зря приехали…

А теперь – рассказывай.

На меня вдруг нападает истерика. Давясь слезами, я начинаю вопить, что не хочу никакой операции.

- Не хочешь – не будет! – Светочка разговаривает со мной, как с малым ребенком.

Главное – найти корень болезни. А там мы его выдернем и все…

Светочка достает с полки тетрадь, очки, одевает их и становится похожей на учительницу младших классов.

Она открывает тетрадь и спрашивает меня:

- Обиды на мужчин были?

Я киваю головой.

- Обиды на родителей?

Я снова киваю.

- Детей хочешь?

- Да не очень пока, страшновато…

Светочка ставит в тетрадь жирные крестики. Потом откладывает тетрадь в сторону и говорит: « понятно… обидчивая ты очень, хочешь, чтобы по-твоему все было, а характер такой для здоровья вреден. В общем, учись не обижаться. Сядешь на диету – две недели только сок и свежие фрукты. А главное, попробуй вспомнить свое детство. Можешь у меня пожить пару дней, если хочешь.

Я хочу. Почему-то я знаю, что так надо. А больничный у меня и так есть, к счастью…

Детство, детство… Родители мои жили вместе, но не то чтоб дружно…Отец был советский инженер – с зарплатой в 120 рублей. Человек тихий и скромный. От него в наследство мне досталась фамилия Крол и длинный еврейский нос. И что-то еще… Что?

Подруга уехала в Москву. Светочка Ивановна поселила меня в небольшой уютной комнате типа мансарды. С утра после завтрака, состоявшего из гречневой каши и свежесобранных с огорода овощей, Светочка, загадочно улыбаясь, дала мне в руки небольшую плетеную корзину и предложила сходить в лес за грибами. Я не стала перечить и пошла…

В лесу царила тишина, нарушаемая лишь пением птиц. Народу вокруг не было, на ветках иногда попадалась серебристая паутина.

К моему удивлению грибов оказалось много. Корзинка наполнилась буквально через полчаса, и я присела отдохнуть на небольшой полянке. И тут… детство буквально обрушилось на меня. Поток воспоминаний нес меня все дальше и дальше.

Вот я катаюсь по дорожке на трехколесном велосипеде. Вот я гуляю с мамой на детской площадке. Вот собираю землянику в лесу. Вот первое сентября, и я в первый раз иду в школу. А вот я с папой в парке имени Горького катаюсь на каруселях. Воспоминания были разные – радостные и печальные, смешные и трогательные. Но чего-то не хватало, какой-то ключ не давался мне в руки.

Потом вспомнила, как мама рассказывала мне, как тяжело возиться с маленьким ребенком.

Ну это уже ближе к делу! – подумала я. Конечно, с такой позицией можно болезней нажить. Ведь дети-то не виноваты в том, что в моей голове. А я их боюсь до сих пор.

Потом вспомнилась бабушка. Бабушка жила в двухэтажном доме недалеко от метро Рязанский проспект. Во дворе дома росли вишни и яблони, и я любила там играть. А потом моя мама и моя бабушка поругались. Навсегда, как выяснилось. И много лет не общались. А потом бабушка уехала жить в ЮАР. Где до сих пор и живет… хотя мне это кажется нереальным, а ЮАР – несуществующей. Тем не менее недавно я даже разговаривала с бабушкой по телефону.

В общем, детство живо внутри меня, и я его отлично помню. Даже слишком живо, ибо некие печальные детские воспоминания мешают моей жизни сейчас, как оказалось.

Вокруг меня зашуршали листья, и откуда-то издалека донесся голос – мелодичный, как серебряный колокольчик.

- если хочешь быть счастливой, научись прощать! – сказал голос. Я повертела головой по сторонам в поисках говорившего, но никого не увидела.

- Мама не виновата! – она просто не умела по-другому. И бабушка не виновата. Вообще никто не виноват – продолжал голос.

Где-то глубоко внутри я понимала, что он прав.

Я вздохнула. Ну что ж, сеанс одновременного прощения. Оптом. Всех своих родственниц по женской линии.

- И по мужской тоже! – голос снова вмешался в ход моих мыслей.

Эх, по мужской… Привет дедушкам, папе, одноклассникам, юношеским любовям и бывшему мужу… Ладно, терять нечего. Зачем тащить старые обиды с собой – новые накопятся. Состояние ума напоминало тихую издевку над собой с примесью жалости. Зато таинственный голос обрел воплощение. В виде небольшого корабля с парусами, выплывшего прямо из ближайшей лужи. На борту миниатюрного парусника красными буквами было написано «Мечта».

На борту красовались миниатюрные же фигурки матросов.

- Так и свихнуться недолго! – подумала я.

И отчаянно заревела, почувствовав себя снова маленькой и беспомощной среди ссорящихся взрослых. Странно, но с каждой слезинкой мне становилось легче. Как будто с моей души падали здоровенные булыжники – один за другим. Минут через 15 я остановилась и прислушалась к себе. Внутри было пусто и спокойно.

Я встала, взяла корзинку и пошла к Светочке Ивановне. Парусник плыл за мной по лужам.

Светочка встретила меня во дворе и улыбнулась.

- Езжай домой! – сказала она.

Я растерянно оглянулась по сторонам.

- Кораблик не забудь! – продолжала Светочка.

Давай я тебе его в коробку положу.

Как я ехала 4 часа в электричке, не помню. На Курском вокзале поймала такси и еще через полчаса была дома. Заветная коробка аккуратно распечатана… О ужас! Она пуста! Где же мой кораблик…

Кораблик все же не исчез бесследно. Он начал сниться мне по ночам. Две недели подряд. А потом я пошла к врачу. Врач внимательно посмотрел результаты анализов и сказал: «Что вы мне мозги пудрите? У вас все хорошо! Не нужно вам никакой операции. Кто вам сказал такую глупость?»

- Федор Петрович. Он в этом кабинете меня принимал две недели назад.

- А, Федор… Он в отпуске сейчас. Ошибся он, похоже.

Я бегу – нет, лечу – домой. Хочется прыгать на одной ножке и орать «Ура!».

У моей двери меня поджидает почтальон. «Вам посылка из деревни Кукшино . Получите и распишитесь.».

Я послушно расписываюсь. И заношу посылку домой.

Посылка от Светланы Ивановны Бубуевой.

Открываю… там миниатюрный парусник. И моя детская фотография – я вместе с родителями на моем дне рождения. Мне 4 года. Откуда она в деревне Кукшино, я не знаю. Зато точно знаю, что здорова. А также счастлива.

 
 

  


Реклама


Rambler's Top100